БЛОКИРОВАННОЕ ОБЩЕСТВО, или О СТРАТЕГИИ РЕФОРМ В СФЕРЕ ОБРАЗОВАНИЯ

Российские социальные «реформаторы» нынешних времен, в массе своей, едва ли читали вышедшее в свет в 1970 году исследование Мишеля Крозье «Блокированное общество», посвященное положению дел в тогдашней Франции с ее могучей государственной бюрократией, закостеневшей в силу своей бесконтрольности и все более отрывавшейся от динамично развивавшегося общества. Однако, своими усилиями вышеназванные «реформаторы» весьма активно создают в современной России именно такое блокированное общество, исключая возможности обратной связи «субъекта реформирования» с «объектом реформирования». При этом неясно, на чем основывается вера «субъекта реформирования» в потенциал этих «блокирующих конструкций». Разве не очевидно, что атомизация общества и маргинализация его социально-профессиональных категорий может иметь, и это чётко демонстрирует опыт социальной истории, весьма неоднозначные последствия, в том числе, и с точки зрения управляемости социальными процессами.

Но какова же в действительности стратегия подобных реформ? Все тот же Мишель Крозье в новаторском исследовании «Бюрократический феномен» (1963) заключил, что стратегия завоевания господства, по сути, всегда одинакова — необходимо оставить максимальный простор и свободу маневра за тем, кто господствует, и одновременно жесточайше ограничить свободу принятия решений (и шире - деятельности) теми, на кого это господство распространяется. Все чаще кажется, что российское Министерство образования под руководством Д.В. Ливанова, последовательно усиливающее «нормативное регулирование» деятельности членов научного и ВУЗовского сообществ, руководствуется именно этой логикой. Или, может быть, целью «реформаторов» является окончательная атомизация и маргинализация и без того ослабленных российских научного и ВУЗовского сообществ, а заключительным аккордом данной «пьесы» будет лишение последних какой бы то ни было субъектности? Carthago delenda est, Ceterum censeo Carthaginem delendam esse.