ГДР И ПРУССКАЯ ТРАДИЦИЯ

Для понимания феномена Германской Демократической Республики (ГДР) недостаточно сугубо марксистского подхода, с позиций которого последняя рассматривалась как "первое немецкое государство рабочих и крестьян". На мой взгляд, понять глубже феномен ГДР позволяет известное сочинение Освальда Шпенглера "Пруссачество и социализм" (СПб, 1922).

Последнее особенно важно с учетом повышения роли Восточной Германии в общегерманском политическом процессе. Ибо разгром нацистской Германии в1945 году, вопреки мнению будущего западногерманского канцлера Конрада Аденауэра, не означал полной и окончательной «победы Рейнской Германии над Пруссией». Прусские политические и военные традиции в видоизмененной и модифицированной форме (и на иной идеологической основе) нашли свое продолжение в ГДР, которая также стала формой восточногерманской государственности, пусть и в рамках доктрины «ограниченного суверенитета». Восточнонемецкий социализм воплотил в себе такие традиционные прусские традиции, как: культ государства, культ дисциплины, трудовая этика и семейные ценности, – о которых писал в своем вышеупомянутом сочинении Шпенглер. После объединения Германии (де-факто присоединениня ГДР к зоне действия Основного закона ФРГ) именно восточные немцы, приняв сам факт объединения двух германских государств, стремились преодолеть депривацию первых «послеинтеграционных» лет и сегодня оказывают все большее влияние на актуальную повестку дня всей Германии.

В данной ситуации Восточная Германия, сохранившая в форме ГДР в период 1945-1990 многие традиционные немецкие ценности, может претендовать на известное «первородство» по отношению к Западной Германии, которая, став после образования ФРГ частью «политического Запада», подверглась масштабной вестернизации и утратила ряд составляющих традиционной немецкой идентичности. Подобная социокультурная динамика обещает масштабные и глубокие трансформации общегерманской политической системы, часть которых мы можем наблюдать уже сегодня.