«НИКТО НЕ ХОТЕЛ УМИРАТЬ»: ВОЗВРАЩЕНИЕ ПРАВДЫ

Фильм известного литовского советского режиссера Витаутаса Жалакявичюса (1930-1996) «Никто не хотел умирать» (1965) - она из загадок и шедевров ушедшей эпохи, которую в современной Литовской Республике представители правящей элиты стремятся придать забвению. Между тем, сам фильм – одно из лучших в советском кинематографе повествований о гражданской войне, которая захватывает в свой водоворот всех, не оставляя «брода» и возможности остаться в стороне от кровопролитного противостояния. Сюжет фильма – внешне прост и незамысловат. Действие происходит в 1947 году в период борьбы за утверждение «новой власти» и «нового порядка» в одной из безымянных деревень. «Лесными братьями» убит председатель сельского совета Локис, пятый — за этот год. Убит он соратниками Домового, которые являются противниками Советской власти – участниками вооруженных формирований, которые под командованием бывшего офицера вооруженных сил независимой Литвы Йонаса Жемайтиса составили вполне профессиональную армию, долгое время вполне успешно противостоявшую войскам МГБ и местным просоветским парамилитарным формированиям («ястребкам»); в этой связи следует оговориться, что литовцы, в отличие от своих соседей латышей и эстонцев, не проявили особого рвения при создании дивизий СС, однако активно дезертировали и из рядов Красной Армии. В итоге большое количество жителей Литвы с оружием в руках оказались в глубоких лесах, перемещаясь между бесчисленными разбросанными хуторами, ведя борьбу отчаянную борьбу за независимость своего края – так, как они ее понимали. Взять под контроль эту стихию силами частей Красной Армии и войск МГБ не представлялось возможным, и немалую роль в этом деле сыграли местные добровольцы, по разным причинам решившие воевать «за Советы» - такие, как сыновья Локиса («медвежата», как называют из односельчане), поклявшиеся отомстить за убитого отца-председателя, на место которого они насильно садят бывшего «лесного брата» Вайткуса.

Последнему предстоит пройти тест на лояльность по отношению к новой власти.  Блистательно созданный молодым тогда Донатасом Банионисом образ носителя «третьей правды», отчаянно пытавшегося выжить в беспощадной схватке двух сил и в итоге трагически гибнущего – центральный нерв фильма. Фильм Жалакявичюса, при формальном следовании советской официальной идеологии и эстетике – стоит поверх идеологических «барьеров». Образы противостоящих сторон – и «истребителей», и «лесовиков» - лишены ходульности и схематичности, они показаны цельными и страстными личностями, отстаивающими собственные ценности и убеждения. Трагическая развязка фильма, когда, наряду с отрядом «лесных», гибнет сам главный герой и один из просоветских братьев-«медвежат» лишь подчеркивает трагедию гражданской войны, которая разделила тогда маленький литовский народ, оказавшийся, вопреки своей воле, в эпицентре Мировой войны. Тем важнее и актуальнее сегодня обращение к шедевру Витаутаса Жалакявичюса, показавшего всю подноготную глубокого гражданского противостояния. Это важно для понимания происходящего сегодня на Донбассе и в ряде других регионов Украины. Равно как и для понимания происходящего сегодня в Литве – ибо литовцы, не забывшие свою полную драматизма и противоречий историю, в политическом плане вовсе не столь «монолитны» и гомогенны, как это пытается представить действующее руководство их страны.