О НЕГАТИВНОМ СОЦИАЛЬНОМ ПРОЕКТИРОВАНИИ ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОШЛОГО

1990-е годы всё никак не закончатся в России. Это суждение верно не только в отношении хронологии, но и в отношении социальных смыслов, которые воспроизводятся в массовом сознании – и в том числе с помощью произведений современного кинематографа. Одно из таких произведений – сериал «Орлова и Александров», посвященный двум выдающимся деятелям культуры сталинской эпохи и показанный несколько лет назад по центральному телевидению – является достаточно показательным в этом отношении явлением. Претендуя на отражение феномена «советского гламура», этот фильм противопоставляет Орлову и Александрова в качестве носителей «творческого позитива» и «советского гламура» жестокой и брутальной атмосфере эпохи - которая, естественно,  воплощается в фигуре Сталина.

Наиболее колоритно воплощает эту авторскую трактовку эпохи и ее деятелей воплощает эпизод из девятой серии, когда во время одного из официальных приемов (с участием симфонического оркестра, разумеется) Сталин неожиданно для присутствующих исполняет дуэтом с Л. О. Утесовым известный «шедевр» криминального шансона «С одесского кичмана», заставляя подпевать «сводный хор» из академиков, железнодорожников и сотрудников НКВД (https://www.youtube.com/watch?v=_MMFvmnmaOs). Помимо намека на опыт участия самого Сталина  в предреволюционных экспроприациях, авторы в этом (абсолютно надуманном с точки зрения минимальной исторической достоверности) эпизоде подсознательно экстраполируют образ «криминальной революции» 1990-х уже на саму сталинскую эпоху, утверждая тем самым идею о непрерывном воспроизводстве одних и тех же (криминально-террористических) практик в самые разные периоды отечественной истории (с созданием вполне соответствующего  образа «русского мира»).

Тем самым авторы стараются обеспечить «вечное возвращение» социальных практик и смыслов 1990-х годов в современность. Одной только привлекательностью духа этой «романтической эпохи» объяснить подобный «социальный заказ», по всей видимости, невозможно. Каким социальным группам внутри и вовне российского социума и зачем необходимо подобное негативное социальное проектирование – остается принципиальным вопросом. Тем не менее, в этой связи, кажется, уместно вспомнить два высказывания:

  • во-первых, фразу "если процесс нельзя остановить, его нужно возглавить", которую часто используют в своей практике представители так называемого "глобального предиктора";
  • во-вторых, фразу самого И.В. Сталина: «Я знаю, что после смерти на мою могилу нанесут кучу мусора. Но ветер Истории безжалостно развеет ее».