О ПРАЗДНОВАНИИ ДНЯ ЕДИНСТВА И СОГЛАСИЯ

Собственно историческое значение отмечаемого сегодня Дня единства и согласия - если убрать в сторону его публично-дискурсивную составляющую - заключается в том, что в начале 17 века, пережив крүшение собственного государства и всех его институтов и мощнейший внутренний надлом и кризис, русский народ и поддержавшие его другие народы России (вспомним об участии в ополчении татар и финно-угорских народов Поволжья) под руководством здоровой части элиты захотел и сумел это государство восстановить «снизу», определив на несколько веков свое политическое будущее. Примечательна и ценна сама модель выхода из гражданской войны через достижение межсословного компромисса после кровопролитной и гражданской войны (Смута 17 века была первой гражданской войной в духе Нового времени в истории России, своего рода реакцией общества на опричнину Ивана Грозного). 7 ноября все же символизирует память гражданской войны другого типа, закончившейся сокрушительной победой одной из сторон. Восстановление же единства народа и государства усилием «снизу» безусловно заслуживает быть отмеченным, как и любая реальная консолидация русских, не раз переживавших эпохи смут и состояния атомизации и полураспада. Вопрос лишь в достоверности и качестве нашего единства, а также того, к чему оно нас в итоге подвигнет и приведет.