ПЕРЕУЧРЕЖДЕНИЕ ТУРЦИИ

«Странный» и провалившийся государственный переворот в Турции вызывает в памяти один очевидный аналог - провалившееся выступление ГКЧП в СССР в августе 1991 г. Совпадения многочисленны: и косвенное провоцирование путчистов властью, и их постыдное и тяжелое поражение, и обвал целого сегмента политической элиты, и жесткий передел власти, и глубокая трансформация политической системы страны.

Решительные действия Эрдогана после провала попытки госпереворота – это, по сути своей, эксперимент с «переучереждением» не только Турецкой республики, но и самого турецкого народа как политической общности. В республике Эрдогана главными являются не ценности и институты, установленные Ататюрком, но принцип лояльности лиц и учреждений главе государства. Ядром турецкого народа становятся консервативно настроенные сторонники Партии справедливости и развития, вокруг которой отныне консолидируется политическая нация. Кадровые чистки в армии, спецслужбах и судейском корпусе призваны помешать оппозиционных группам элиты консолидироваться в условиях раскола последней. Однако столь рискованная игра чревата новыми конфликтами и нарастанием политического хаоса. «Принципат Эрдогана» может в итоге и не состояться, что ставит под сомнение уже и будущее Турции, как государства.

Турецкие гражданские активисты и приверженцы принципов кемализма, в течение последних лет боровшиеся против утверждения эрдогановского принципата, с глубоким потрясением для себя обнаружили, что они, ранее считавшие себя турецкой нацией в собственном смысле этого слова - есть не что иное, как политическая надстройка, чей статус до этого обеспечивался с помощью специальных политических и военных механизмов, последовательно демонтированных Эрдоганом. И теперь нацией становится консервативное большинство, обретшее политические права после 1946 года и окончательно превратившееся сегодня в главного субъекта политики. Для сторонников площади Таксим и Стамбульского моста это есть подлинная трагедия. Возможно, им, равно как и демократическим активистам, собравшимся на площадях своих стран в период Арабской весны, следовало бы лучше знать и понимать свою историю. Как бы то ни было, как известно, история сослагательного наклонения не имеет.