Русские националисты – камо грядеши?

Русский национализм продолжает мучительные поиски самого себя – своего нового места и своей новой идентичности в изменившемся российском обществе.  Отметившись ежегодными «Русскими маршами», поучаствовав в «Болотном движении», лагерь российских националистов был расколот событиями на Украине, присоединением Крыма и войной на Донбассе. Часть его приверженцев с большими или меньшими издержками поддержали действия российской власти в отношении Украины (причем некоторые, как Е. Холмогоров или Е. Просвирнин, в своей риторике пошли много дальше Кремля), другие же решили прийти на помощь родившейся на Майдане новой украинской власти, сражаясь на Донбассе, по их мнению, за «славянское единство», «европейскую Украину» и против «клики Путина». Подобное «разделение в себе» ставит движение «русских националистов» перед серьезнейшим вызовом, который может обернуться куда более серьезными последствиями, нежели 282 статья и все известные ограничения их деятельности со стороны властей.

Самое время «включить рефлексию» и попытаться понять, где находится и куда идет русский этнический и национал-демократический национализм, столь упрямо противостоящий официальному «государственному национализму». По моему собственному глубокому убеждению, русским националистам в ситуации «развилки» пересмотреть отношение ко многим значимым политическим вопросам, чтобы наконец выйти из навязший «квадратуры круга» и преодолеть свой маргинализированный статус.

В теории - дочитать, наконец, до конца Л. Гумпловича – у которого на развитой стадии жизни народа Rassenkampf всегда сменяется Kulturkampf [1]. Приверженность же расовой мифологии в ущерб более тонким и сложным материям автоматически  многих русских националистов превращает их в политических маргиналов, ставя их едва ли не в один ряд со скандально известным Тесаком-Марцинкевичем, и лишая всякой политической перспективы.

Необходимо быть более разборчивыми и в поиске союзников – ибо для русских националистов, если они желают иметь политическую перспективу и будущее, одинаково контпродуктивным выглядит как союз с приверженцами «нордически-рунической» романтики, так и альянс с теми, кто смыслом своей жизни сделал реализацию лозунга «Не дай русскому»; пусть даже подобные союзы и приносят известные тактические выгоды.

В области политической стратегии важно прежде всего изменить свое отношение к Российскому государству – ибо оно, при всех его дефектах и «наднациональном» (если не «антинациональном») характере – остается одним из ключевых инструментов, которыми потенциально все еще располагает российский народ и русский народ как его исторический стержень. Разрушить современное (пусть весьма несовершенное) Российское государство – значит лишить сам русский народ политической и исторической субъектности. Проекты в духе превращения России в «конфедерацию русских республик» [2] – означает на выходе катастрофу прежде всего для самого русского народа, который пребывает ныне не в самом лучшем морально-психологическом и социально-демографическом состоянии, и на который в этом случае все равно будет возложена вся полнота ответственности за неудавшийся «российский проект»; при этом государства как инструмента защиты в его распоряжении уже не будет.

Русским националистам следует изменить свое отношение и к постсоветскому наследию и ситуации – а значит, вместо транслируемого негатива по поводу «ваты» и «совков» попытаться оценить рационально состояние российского общества и русского народа, который маргинализирован и атомизирован вследствие  торжества либеральных стратегий 1990-2000-х годов. Не выведя народ и общество из этого состояния – не удастся ничего добиться, не смотря на всю красоту и эффектность лозунгов. Сегодня же нередко вместо трезвого и критического анализа состояния русского народа – происходят сакральная мифологизация последнего либо его демонизация в отместку за  сохранение приверженности «советскому образу жизни» (или даже проекту «СССР 2.0») вместо стремления к воплощению «идеального национального бытия».

Русским националистам также желательно изменить отношение к институтам гражданского общества – не отрицать его как таковое, но понять, что только через развитие аутентичных форм самоуправления можно создать в российский вариант «национально ориентированного гражданского общества» (либо в меру сил поучаствовать в его создании) вместо современного российского «антинационального симулякра», упрямо претендующего на роль «креативного авангарда».

Следует, таким образом повернуться к обществу, не отвергая самого Российского государства как института и инструмента решения накопившихся проблем. Лишь адекватно ответив на запросы и интересы людей – российские пассионарии, позиционирующие себя как националисты, смогут преодолеть свой нынешний маловлиятельный статус, и завоевать право на политическое будущее. Кропотливый труд и стратегия «тысячи малых дел» не замещаются в этом случае подвигами на поле брани и другими индивидуальными достижениями.

1.Gumplowicz L. Der Rassenkampf, Innsbruck, 1928; Его же. Die Soziologische Staatsidee, Graz, 1892.

2. Широпаев А. Стать новым народом // Литературная газета. – 2012. - 26 декабря.