ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЕ АКТЫ В МАЛИ: НАЧАЛО МАСШТАБНЫХ ТРАНСФОРМАЦИЙ?

Беспрецедентные по своему масштабу теракты в Париже, унесшие жизнь 130 граждан, безусловно, в корне изменили публичную повестку страны, побуждая все основные политические силы так или иначе реагировать на произошедшие события. Франция, в течение многих веков активно участвующая в жизни арабского и мусульманского мира и в течение нескольких десятилетий вынужденная решать проблемы мигрантов,  впервые в своей истории столкнулась с ударом террористов в пределах своей метрополии, повлекшим масштабные человеческие жертвы. Прошло чуть более недели, и новый террористический удар последовал уже в пределах бывшей французской Африки – в столице Республики Мали группа джихадистских террористов «Ан-Маватун», ранее присягнувшая на верность ИГИЛ, захватила местный отель «Рэдиссон», взяв в заложники 170 человек, в основном граждан Франции и Алжира. В результате операции специальных подразделений по освобождению погибло 27 из числа обитателей отеля, среди которых оказались и граждане России.

В этой связи следует вспомнить, что Мали – источник нестабильности в мусульманской черной Африке, пережившая за последние десятилетия несколько военных переворотов. Результатами последнего из путчей, произошедшего в 2012 году, который спровоцировал не только попытку туарегов создать на севере страны свое государство Азавад, но и активизация исламских революционеров из движения «Ансар ад-Дин» (местный филиал «Аль-Каиды»), ставящих своей задачей построение в Мали исламского государства и занявших его северо-восточную часть. В декабре 2012 года Совет Безопасности ООН санкционировал развертывание в Мали миротворческого контингента для освобождения севера страны от исламских экстремистов с целью поддержания мира и сохранения ее территориальной целостности. В страну были введен миротворческий контингент ООН, основу которого составили французы и немцы, в результате чего конфликт между властями Бамако и его вооруженными противниками удалось на время заморозить. Сегодняшний захват отеля в столице Мали с полным основанием может рассматриваться как террористический ответ на действия официального Парижа в стране, которая традиционно принадлежала к его сфере влияния, а сегодня, после целой серии потрясений, представляет собой классический вариант failed state. Причем вызов был брошен организацией, принадлежащей глобальной исламистской террористической сети – и сделано это было в момент, когда Франция еще не оправилась от удара террористов по собственной территории.

Чем готовы ответить французские власти на двойной удар со стороны исламских радикалов, подчеркивающий уязвимость французского государства перед сетевым террором? Готова ли Франция пересмотреть свою прежнюю политику в Северной и Черной Африке, преодолев последствия ливийской и сирийской авантюр либо купировав их? Ведь режим Каддафи, в демонтаже которого официальный Париж сыграл столь существенную роль, являлся значимым стабилизатором в северо-восточной Африке, участвуя в миротворческих миссиях в Чаде, оказывая существенную помощь и поддержку соседнему Нигеру и ряду других стран в рамках Африканского союза. Возникший после падения Джамахирии в этом нестабильном регионе геополитический вакуум традиционным «игрокам» заполнить практически не удается, что создает едва ли не зеленую улицу для региональных сегментов глобальной сети «радикального ислама». И трагические события в Бамако могут стать лишь началом масштабного дестабилизизационного процесса, в корне изменяющего политическую архитектуру этой и без того проблемной территории.